ПРОБЛЕМЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ И НОВЫЕ НАХОДКИ В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО СТЕРЕОКИНО

anime-knigi-9

Майоров Н.А.

ПРОБЛЕМЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ И НОВЫЕ НАХОДКИ В ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО СТЕРЕОКИНО (Запись и воспроизведение объемных изображений в кинематографе и других областях). Пятая международная научно-техническая конференция. Москва, 18-19 апреля 2013 г. Сборник. Материалы и доклады, стр. 255-263)
Совершенствование и развитие цифровой кинотехники от года к году расширяет возможности цифрового восстановления не только обычных, но стереоскопических фильмов, снятых в разных системах, как в отечественном кинематографе, так и мировом. На западе восстановлен стереоскопический вариант фильма Сэра Альфреда Джозефа Хичкока (Sir Alfred Joseph Hitchcock) Dial M for Murder («В случае убийства набирайте «М») снятого в 1954 году по двухпленочной системе WarnerVision (dual-strip 3-D). Завершается работа по реставрации знаменитого американского стереофильма House of Wax («Музей восковых фигур»), снятого в 1953 году по системе Natural Vision 3-D.
В России продолжаются работы по восстановлению отечественных стереоскопических фильмов, старт которым был дан в 2011 году триумфальным возвращение к жизни первенца советского безочкового стереокино — фильма «Концерт» 1941 года производства, снятого по системе «Стерео-35/11х18» С.П.Иванова.
Сегодня уже восстановлены и продемонстрированы зрителям стереоскопические варианты еще 11 фильмов:
— «Солнечный край» (1948), «Кристаллы» (1948), «Карандаш на льду» (1948) – снятых по системе «Стерео-35/10х10»;
— «В аллеях парка» (1952), «Алеко» (1953), «Налим» (1953), «Мастера спорта» (1953) – снятых по системе «Стерео 35 кадр над кадром»;
— «Сувенир» (1977), «Здравствуй, Сочи!» (1978), «Волшебное Озеро» (1979), «Когда поют мужчины» (1980) – снятых по системе «Стерео-70».
Завершается работа над восстановлением стереофильмов «Робинзона Крузо» (1947), снятого по системе «Стерео-35/19» и «Самоуверенный карандаш» (1955), снятого по системе «Стерео-35 кадр над кадром».
В Госфильмофонде России идет плановое сканирование исходных негативов нескольких отечественных стереоскопических фильмов, снятых в разное время по различным системам. Современные фильм сканеры «diTTo evolution» фирмы Cintel International позволяют работать с раритетными 35мм кино-негативами, имеющими значительную усадку, а сканера Millennium II дает возможность перевести в цифровой формат стереоскопические фильмы, снятые на 70мм негативе по системе «Стерео-70».
Таким образом, для оцифровки и последующей реставрации отечественных стереофильмов, снятых по четырем из пяти советских систем стереокино горит зеленый свет. (всего в СССР с 1931 по 1991 год было реализовано 9 систем стереокино . Стереофильмы, снятые в 1931-1940 по трем различным системам не сохранились, так же как и не сохранился единственный широкоэкранный стереофильм, снятый в 1963 году).
Остается проблематичным сканирование оригинальных негативов стереофильмов, снятых по системе «Стерео-35/19», из-за не стандартного шага перфорации.
Но, если стереофильмы «Робинзона Крузо» (одно-серийный вариант) и «Машина 22-12» в конце 40-х годов прошлого века были переведены в другие системы стереокино, то последняя работа Николая Экка 1967 года «Человек в зеленой перчатке» сохранена только в оригинальном формате системы «Стерео-35/19» не пригодном для сканирования на имеющихся сегодня сканерах.
Как уже было сказано выше 1948 году стереофильм «Робинзона Крузо» был переведен из формата «Стерео-35/19» в новый формат «Стерео-35/10х10. Именно этот перевод и позволил полностью отсканировать одно-серийный стереоскопический вариант фильма и начать работы по восстановлению.
При восстановлении это варианта выяснилось, что он не просто сокращен, но из него удалены многие эпизоды, которые были подвергнуты критике в прессе после выхода двухсерийного стереоскопического варианта в 1947 году. В частности в газете «Комсомольская правда» в статье «РОЖДЕНИЕ НОВОГО В КИНЕМАТОГРАФИИ» ее автор Е. РЯБЧИКОВ писал: «Но скажем прямо, что ни постановщик фильма, ни сценаристы (Ф. Кнорре, А. Анд¬риевский и С. Ермолинский) не сумели пе¬ренести на экран обаятельные образы, всем нам знакомые с детства. Фильм полу¬чился художественно слабый, неоправдан¬но растянутый на две серии. Скучая, зри¬тели наблюдают, как медленно, тягуче развертывается сюжет. Горькое чувство оставляют неумело поставленные павиль¬онные сцены в доме родителей Робинзона, сцена в каюте корабля перед отплы¬тием, болезнь Робинзона и многие другие».
Именно эти эпизоды изъяты из одно-серийного варианта. А вот эпизоды, отмеченные автором статьи, как удачные оставлены: «…есть превосходно снятые оператором Д. Суренским эпизоды: движе¬ние плота Робинзона по реке, сцены ура¬гана и гибели корабля, лазание по веревке, ночевки Робинзона на дереве, порхающие птицы, крадущаяся по суку в зрительный зал рысь. Эти кадры с восторгом принима¬ются зрителями, именно они создают боль¬шое впечатление об’емности предметов, воспроизводят пространство и перспективу. Когда Робинзон бродит по джунглям, мы как бы ощущаем бамбуковые деревья, лианы, камни; когда появляются обезьяны, сова, гриф, — кажется, что они переселя¬ются с экрана в зал».
Надо признать, что сокращенный вариант фильма, с точки зрения экранизации романа не стал лучше, а больше напоминает плохой комикс. Но с точки зрения стереоэффектов – получился настоящий стереоскопический аттракцион, демонстрирующий чудеса отечественной стерео-техники, выгодно отличающих советские стереофильмы от их западных собратьев и сегодня.
Долгое время считалось, что и стереофильм «Машина 22-12» как и «Робинзона Крузо» в 1948 году был переведен в формат системы «Стерео-35/10х10». А поскольку ни где не указывалось, в каком формате идет демонстрация стереофильмов, то периодическое появление фильма «Машина 22-12» в афишах стереокинотеатров СССР в 50-е годы пошлого века, заставляло думать, что и система «Стерео-35/19», и «Стерео-35/10х10» продолжают эксплуатироваться параллельно с системой «Стерео 35 кадр над кадром». Чего на самом деле не было. При плановой оцифровке исходных материалов стереофильма «Машина 22-12» на сканирование поступил 35мм черно-белый контратип в формате системы «Стерео 35 кадр над кадром» и выяснилось, что этот фильм в формат системы «Стерео-35/10х10» не переводился. С одной стороны это хорошо, так как прямой перевод с формата 15,5х16,5 на формат кадра 22х16 был одноступенчатым: с лаванды оптическим путем печатался контратип. Но с другой стороны – во время изготовления контратипа было произведено кадрирование по высоте. Такой метод перевода квадратного кадра системы «Стерео 35/19» путем каширования в кадр с классическим соотношением сторон 1.37:1 предложил кинооператор Михаил Михайлович Щеглов в 1949 году для перевода стереофильмов в плоскостной вариант. Предложенный М.М.Щегловым метод был опробован при переводе в плоскостной вариант кинокомедии «Машина 22-12», который под названием «Счастливый рейс» 15 июля 1949 года был выпущен во всесоюзный кинопрокат. Видимо этим способом и был произведен перевод стереоварианта фильма из системы «Стерео 35/19» в систему «Стерео 35 кадр над кадром». Но что приемлемо для плоского варианта, не всегда хорошо для стереоскопического. При переводе «Робинзона Крузо» в формат системы «Стерео-35/10х10» уменьшился только размер кадра. Но пропорции и изображение остались неизменными. Соответственно и все эффекты остались «на месте» и в том же виде.
«Машине 22-12» не повезло – многие эффекты оказались подрезанными или отрезанными. И соответственно воспринимаются с искажениями или отсутствуют вовсе.
Например, в оригинальном кадре руль, за который держится Н.А.Крючков, как бы находится в зале, как и букет цветов, висящий перед ним. В кашированном варианте остались обрубок руля и огрызок букета. Стереоэффект пропал. Эффектные планы работы Н.А.Крючкова на тисках, где предметы далеко выходят с экрана в зал, каше полностью уничтожило. И если бы не песня, которую поет во время работы герой, то эти планы оказались бы сверх сильно затянутыми. И таких примеров множество. В связи с эти хочется вспомнить, развернувшуюся в последнее время на интернет форумах, посвященных стереокино, дискуссии о черных полосах в 3D фильмах для домашнего просмотра. Некоторых современных телезрителей раздражают черные полосы, как сверху и снизу при демонстрации широкоэкранных фильмов в формате 2.35:1, так и справа и слева для фильмов в формате 1.37:1 на экранах современных телевизоров и домашних кинотеатров с форматом 16:9. Они предлагают переформатировать изображение путем обрезания черных полос под формат их экрана, т.е. уничтожения части изображения вообще. Мы знаем, что в период освоения широкоэкранного и широкоформатного кинематографа эти фильмы как зарубежных так и у нас в СССР снимались в двух вариантах: широкоэкранном 2.35:1 и обычном 1.37:1. Для каждого варианта оператор делал свою композицию кадра и каждый из двух вариантов фильма имел правильную законченную композицию кадра в соответствии с творческим видение режиссера и оператора. Введением в кинопроизводство метода пан-сканирования широкоэкранных фильмов в целях получения копий обычного формата в начале 60-х годов прошлого века привело к грубым нарушениям композиции кадра, а в некоторых случаях к полному исчезновению в кадре сюжетно важных деталей и персонажей. В некоторых таких копиях зритель несколько минут слышал диалог персонажей, а видел только пустой стол или другой предмет – актеры были обрезаны. Если в обычном кино это еще можно перетерпеть, то для стереоскопических фильмов — любое обрезание может быть катастрофично не только для композиции кадра, но и для стереоэффекта. Некоторые горячие поклонники обрезания считают, что обрезанный до 1.33:1 или 16:9 формат оригинального кадра 1.85:1, а тем более 2.35:1 — усилит стереоэффект. Что совершенно не верно. Необходимо учитывать, что все профессиональные фильмы делаются, все таки, с расчетом на определенную композицию кадра, для определенного формата, и соответственно под эту композицию закладываются все расчеты параметров стереосъемки, то любое изменение формата стереоскопического варианта приведет не только к изменению композиции, но и в большинстве случаев к ухудшению, исчезновению или искажению стереоэффекта. Что в конечном итоге приведет к неправильному восприятию фильма и переутомлению глаз. Стереоскопический вариант «Машина 22-12» в формате «Стерео 35 кадр над кадром» еще раз подтвердил недопустимость произвольной кадрировки скомпонованного для другого формата стереоизображения.
Конечно знаменитая и очень популярная кинокомедия «Машина 22-12» в формате «Стерео 35 кадр над кадром» утратила многие свои стереоскопические прелести. Но все же сохранила нам представление о фильме в объеме. Это очень ценно, тем более, что исходный негатив-оригинал в формате «Стерео 35/19» сохранился в очень плохом состоянии и вероятно уже никогда нам не доведется увидеть полноценный стереоскопический вариант этого интересного фильма.
Так же, никогда нам не удастся посмотреть полностью, в оригинальном объеме и цвете «Трехцветные этюды», снятые в 1940 году режиссёром Николаем Владимировичем Экком и оператором Федором Федоровичем Проворовым установкой из двух спаренных киноаппаратов ЦКС-1, применявшихся для цветной съёмки по советскому трёхплёночному способу. Которые демонстрировались в 1940 году в зале кинохроники московского кинотеатра «Художественный» в одной программе со стереофильмом «Выходной день в Москве» режиссера Александра Лукича Птушко и оператора Николая Степановича Ренкова по поляризационному методу. Но вот посмотреть фрагмент, пусть и в плоскостном черно-белом варианте теперь можно. В Госфильмофонде в прекрасном состоянии сохранился один из шести цветоделенных негативов первой части этого фильма с эпизодом «Шторм».
Просмотр это материала восстанавливает перед нами картину начала массового внедрения стереоскопического кинематографа в нашей стране. Пленка сохранила нам и первых зрителей, и картонные очки, и забавные для сегодняшнего дня рекомендации зрителям 1940 года: «Очки надо надевать так, чтобы надпись «Правый» приходилось против правого глаза» или «Очки надеваются плотно на конец носа, а не на переносицу. При этом положении нет надобности их придерживать рукой».
«Внимание! Включаем объем» — именно с этого титра в 1940 году и начинались чудеса отечественной стереоскопии – воздушные шарики, вылетающие в зал, объемные титры возникали перед самым носом зрителя и, конечно, эффектные объемные кадры шторма у набережной Ялты под прекрасную музыку симфонической поэмы «Море» композитора Александра Константиновича Глазунова. Жаль, что сохранился только один эпизод из этого экспериментального фильма, да и то только в черно-белом плоскостном варианте. Но все же сохранился и сегодня при желании… нам на помощь может прийти технология колоризации и перевода 2D формата в 3D формат и мы сможем увидеть это фильм в цвете и объеме.
Работы по оцифровке продолжаются, и впереди нас ждет ещё не мало открытий в истории отечественной стереоскопической кинематографии. Нас ждет возвращение на экран многих прекрасных, но незаслуженно забытых стереоскопических фильмов отечественных мастеров кино.
3 августа 2013 г.


%d0%bf%d0%bb%d0%b0%d1%88%d0%ba%d0%b0-%d1%81%d0%b0%d0%b9%d1%82%d0%b0-%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%b2%d0%be%d0%b4%d1%8f%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be-%d0%b7%d0%b7%d0%bd%d0%b0%d0%ba%d0%b0-copy

© Николай Майоров, 2013 . При использовании материалов сайта ссылка на Первые в кино обязательна.